страйкбол AIRSOFT-КОНКУРС






Небольшой рассказик - Пацаны и открытие сезона...

Трудность его написания была в том, что я был настолько сильно заморочен во время игры, что все воспоминания идут из меня как-то кусками. Чьи-то орущие лица... Кто-то спящий под пенкой, на которой другой боец консервы рубает тем временем...
А блокнот, куда записи урывками делал, видно где-то посеял в суете. Вообще жаль, сейчас и время-то с трудом вспоминаю, когда и что было. Помог бы очень... А так, сплошной затянувшийся штурм с легкими перерывами на отстрел кого-то ползающего в перелеске.

Начнем.
Герои рассказа - неизвестны.
Действующие лица - Пацаны и пацанки.
Первостепенные действующие лица - Рыбак, Мужик, Лесник.
Второстепенные действующие лица - гражданские лохи и лесная живность.
Третьестепенные действующие лица - глюки, флюки, клопы, туман.
Многажды степенные - пацанские авторитеты.

Вступление.
Война - эта весчь, которая может начаться мгновенно,
но требует огромных затрат на ее проведение и подготовку.
Но правильным пацанам для этого, надо тока с кем...
А повод и средства найдутся.


Слушай эта... Уф...
Да... Вот...
Давеча сидим пьем...
Закусываем медом с орешками. Ну и естественно пальцуем по понятиям. К компании подходит Рыбак и говорит, что хочет со мной перетереть. Пацаны ведут носом, скрипят жвалами и не догоняют. Я же начинаю сомневаться в нехорошем, но вроде пить на Клубе не запрещено никому... И закусывать медом с орешками тоже. Пацаны же вокруг тоже натурально не догоняют, что пошел накат и прихода может и не будет...
Ну а если будет, нам будет не до торчка...

Быстренько дохлебав, подхожу к пальцующим в сторонке на газоне Рыбаку, Мужику, и еще паре тройке командармов, подозрительно смолкшим при моем подходе.

Рыбак, ласково щурясь на меня, как дедушка Ленин на Ходоков, излагает...
- Ты эта... (сопение и ласковый взгляд в сторону Мужика...)
(мне становится еще не уютней, чем было не уютно...)
- Мы тута подумали... Посовещались... Наверна будишь главным пацаном на базе номер одын...
Вот... Халява тебе Пацан...
Я, поскребя в почти обрастающем загривке антенной сотовика, пытаюсь отмазаться (наивный...)
- Эта.. Рыбак... Без понтов тля...
Я жа на Флоте служил. Командир отделения электриков... А тут БАЗА...
Копать еще поди придется:
(нервенно оглядываюсь на ПапуМишку, а тот трындычит с нашими весело улыбаясь и не подозревая в какую з..... эээ Попу попал я...)
Мужик с высоты двухметрового роста с ленцой в голосе замыкает накоротко мои слабые попытки открутится от такой Халявы.
- Покапаешь, чай не ламер... А облажаеся... я тебя лично, на бруствере...
- Вот уж спасибо. Успокоил...
Спрашиваю, понимая что влип по самое не горюй.
- Ну и что далше то?
Командыры-Пацаны смотрят, удивляясь, что я еще здесь, и от удивления даже отвечают...
- А вобщем-то и все... Гуляй пока...

Подвывая тихонько
- Падлыыыыыыыыыыыыыы!!!
Плетусь к своим...
Эти олухи в пол уха выслушивают, что я им рассказываю, и даже вроде этому кое-кто рад из них (мир не без добрых людей... наверное, кто-то уже рассказал, что Мужик обещал...)...
Нет, ну не западло? Ты тут влип, а им по барабану... А кое-кто наивно еще и предполагает,что через это будет выжрать на халяву...

Две недели до дня ИКС.
Все пьют и закусывают...
Командиры на очередной сходке постановляют, что надо купить еще 600 мешков под трофеи, и Рыбак вводит подоходный налог с Пацанов по 50р с рыла "на мешки и дрова"...

Неделя до дня ИКС.
Командиры на очередной сходке постановляют, что надо купить еще 600 мешков под трофеи, поскольку 3 мешка на брата как-то маловато будет... И Рыбак вводит подоходный налог с Пацанов по 50р с рыла "на мешки и дрова" еще раз... Пацаны-командиры, смекнув, что Рыбак еще и прошлые "по пятьдесят" не пропил, говорят, что он обойдется... И ищут крайнего, - того, кто это все купит...

Почти день ИКС.
ПапаМишка просек, что его гениальный план оставить меня за старшего, а самому запить по крупному, под угрозой... Пишет петицию в ООН и Рыбаку - мол нам Питон и самим надобен... И, смывается в субботу в Подосинки, якобы копать редут "Раевского"... (нахрен нам редут? Пушек-то у нас нет... Да и Раевский этот... давно откинулся...)

Мне всю сотку на бабло просаживают всякие Пацаны с интелегентскими вопросами типа:
- Что делать?
- Что рыть будем?
- Что с собой брать?
Отвечаю в стиле аля Наполеон (помню пили его как-то - дерьмо коньячек, в Одессе лучше самогонный Армянский делают)
- А ничего, А Бункер как у этого...
- А все, и обязательно выпить...
- и это, девок не забудьте...

Кто-то из Лосей (не будем тыкать пальцем) всю почту забивает мне схемами оборонительных сооружений...
С большим интересом просматриваю. И... Понимаю, что если все это вырыть... то стрелять будет некому.
Может проще скинуться, нанять армян и заасвальтировать весь лес в округе полукилометра от Бункера? А в центре, поставим водонапорную башню заполненную самогоном, обложенную мешками с трофеями, и ПапуМишку с его Миними 249 на крышу?
Эх... ЛОСИ!
Делаю себе пометочку, что инженер хотя бы среди пацанов есть.

В Медведях, есть Собственный ЛОСЬ - Сапер. Этот в преддверии дня ИКС, маниакально поглаживает торчащие из всех карманов куски чего-то похожего на туалетное мыло с торчащими проводками и напевает себе под нос
- Во лесу растяжка стояла...
- Во лесу пол роты в фарш порвало...
- Люли люли порвало...
- Эх, жалко динамита было мало...
ЛОСЬ! Тля... Игрушечки все ему... Как дитя прямо.
Хоть с огнетушителем за ним ходи. То подожжет что-то и пол корпуса в Лыткарино задымит. То что-то там "растянет", и потом еще одна столовая как после ковровой бомбежки...
Давеча изобрел какую-то фигню...
Берешь котелок воды, дергаешь эту штучку за веревочку, суешь в котелок, накрываешь крышкой. И, держишь ее... Бум... И у тебя котелок горохового пюре.
Ребята до сих пор эту фигню красят и как гранаты используют...
В котелок ессно не суют... пюре может и хорошее выходит, но котелков больше не осталось...

20 часов до дня ИКС.
Приперлись на Полигон... Ра.. того урода, кто написал следующее:
"Первый съезд вправо - искомый. Обозначен 4-мя черно-белыми столбиками высотой 50 см. Далее путь по лесу наверняка будет промаркирован".

Всей кодлой порешаем оторвать оному семенняки по самые гланды.
Этих столбиков там как грибов вдоль дороги. Как направо, так и налево, так поперек и вдоль... Раз пять при остановившись свистим, туда сворачивавшим, чтоб не ездили куда попадя...
На лесника ведь нарвутся, а у него хардсофт.

Сотовый как вибратор в кармане... Постоянно кто-то пытается что-то узнавать и спрашивать.

Наконец, проскребя по раскатанной дороге днищем, добираемся до своих.
Наши еще в субботу стали табором на границе игровой зоны прямо севернее Базы №1. И все это время посвятили копанию в песочке...

Со слезами на глазах выслушиваем, как давеча пошел снег и на палатку ПапыМишки рухнул под его весом натянутый тент. А он с Дерком, в одних носках откапывали себя и вешали его на место, благо чем копать было под рукой.

Тут же видим ЛОСЕЙ, которые, сопя и пилюясь, тоже машут лопатами, копаясь в песочке... Они состоятельные кроты, возраст людей в команде не менее 27ми лет - а туда же... Ну что тут скажешь - ЛОСИ...
Роют основательно. Тут и кухня, и салон для бильярда, и сауна... Порешаем, что их Лось-шанце - вторая точка опоры всей обороны. Флагшток для флагов, чтоб не обидно было ВСЕМ состоятельным Пацанам - будет меж наших двух крепостей... (а еще из за того, что погорячившись так закрепили и замотали верх сооружения, что просто нереально снять мачту центральную, и на конец ее что-то привязать...)
Напрягаем Малыша-ПУХа, парень в свои 19 два метра ростом и под 100 с лишним кило веса, и тот втыкает жердочку меж наших бункеров посеред...
ПапаМишка, потом изматерился, пытаясь на этот дрын, что-то привязать... Рост-то у нашего командарма не как у ПУХа.

Небольшой группой поехали в основной жилой лагерь. Сапера попросили что-то рвануть, и он рванул туда как нашкипидаренный. Ну, кто с ним за компанию, а я, так получать вводные и директивы. Фома отдать Бабуру бочонок Пива.
Там было весело...
Первое, что я услышал, открыв дверцу авто, это:
- Питон, айда в лагерь Оливы, там колоссальная пьянка...
Гхм... я бы пошел... Но мне было не до гулянок.

Нахожу Рыбака, благодушно развалившегося в складном кресле...
Получаю карты полигона и вводные... Типа - Не убий напрочь, не облажайся, не хулюгань... Мдя... круто это он - Не хулюгань...
А у самих то прямо у костра какой-то инструктор из Вьетнамских недобитых америкос набивает косяки и про какие то пипетки рассказываеть...
Вспомнился даже анекдот старый...
Два наркомана в окопе сидят. На них валит танк. Один - другому:
- Матфей! Кинь гранату...
- Лом...
- Матфей! Танк-то близко... может раздавить косяк...
- А ну его...
Танк останавливается, высовывается танкист и говорит наркоманам:
- Мужики, киньте гранату чтоль, такой лом дальше ехать...
Ульв опять же невяжущий лыка, стыдливо пряча глаза сопит, что-то выслушивая от разгневанного и безобразно трезвого РАТа... Мда, все вокруг оттягиваются, а РАТ как стеклышко... бдит... Видно его тоже конкретно, на халяву посалили... И после этого, не хулюгань???

Обратно шли пешком попутно зайдя к Бундесам на позиции, чтоб еще раз посмотреть пути проводки каравана, и чтоб не нарываться, когда их приведешь.
Получаю у Мужика рацию для прямой связи меж двумя бункерными комплексами. Договариваемся каждые пол часа проверять эфир на мало ли... Вокруг всякопятнистые Бундесы, зыркая на Мужика, тыркают туда-сюда лопатами в песок...
Посреди огроменной братской могилы топчется Тяпыч. Мужик поясняет мне, что этот окопчик вырыл себе Борода. Но так как немножко перестарался, к нему решили подселить КИСКА. И смотрит на меня ласково, с подозрением, типа даже не вякай не отдам...
Я пожимаю плечами, и киваю, а что мне спорить что ли, нас почему-то оказалось меньше чем посчитали в начале. Каламбурю на предмет, что пятнышко от пятнышка недалеко закопано.
- Мдя... Хорошо Бороде, он и КИСКА быстро споются.
Прикинув биообъем РАТа порешаю, что ложбинка эта им тадыть в самый раз...

Уже подходя к нашему Комплексу, встретили натурально уползающих рудокопов.
Они, наскакавшись и наигравшись в куличики, уползли отсыпаться...
На них, тех кого другие команды выделили копать, страшно смотреть. Докопались... А я все думал, что они так шустро роют? А это кто-то из наших пошутил оказывается, что мол четвертинка где то тут зарыта. Вот они и рыли... глубжее...

Смеркалось.
Медведи, посидев у костра, полезли по палаткам. Только я и Сапер сидим и конкретно трем о былом, о предстоящем...
Часа в три, когда кончилось шило, и пришлось с матюгами рыться впотьмах, ища добавку, решили было поднять кого-нить на смену поста, да немного поразмыслив, решили дать молодежи выспаться...
Мимо лагеря с регулярностью пригородных электричек ездят какие-то гражданские лохи...
Сапер было всерьез вознамерился заминировать дорогу, да сообразил, что фугасом всех наших побудит, и тогда нам точно будет мало того, что прикопали на ночное дежурство.

Часов в шесть утра Сапер выкурил последнюю сигару и, на всякий случай спросив точно ли последняя, заявил:
- Ну ты типа давай... Я таки пойду посплю... Из дальнего авто высунулся клюв Крока. Немного потянул утренний морозный воздух... И видно учуял наш НЗ, за ним появился его обладатель...
- А вы тут эта !?
- Угумс...
- Типа шел бы ты, Петровичь
- Угумс...
- Так это типа?
- Угумсссс...
Из крайней палатки высовывается заспанная рожа.
- Пацаны, а что случилось?
Мы с Кроком шипим
- Спи !
И я отвалил тоже...
Снились мне красивые женщины, тюнингованные привода, и Фома орущий:
-- Эта, Питон в натуре! Не хрена спать с такими снами, это мои, и нечего их подглядывать! Правда часов в десять меня таки разбудил неугомонный Хохол ТАНК. Который сказал, что я типа Фому чем-то обидел... И ваще - Сбор в десять часов. У кого часы электронные - в тысячу.
Какой он в ж.. Попу хохол?! Фашисть! Я было его собрался совсем задушить, вспомнив, что все ж я на одну треть кацап. Но хитрый ТАНК вскользь упомянул о трех бутылках первача, случайно найденных в своем рюкзаке, и я тут же вспомнил, что тоже хохол на две трети. И естественно все сразу простил. Свой же парень! Миляга!
Вокруг носились Медведи, пинаемые сержантами... Пришлось вспомнить, что я тоже сержант, и начал себя пинать. Потом подумал, а чего это я себя пинаю? У меня что, подчиненных нет? И начал пинать свое отделение, и всех кто под ногу попался...
Короче почти моментом, за пару часов, к построению все нагромоздили на себя всю свою снарягу. Накрасились, причепурились, и потопали строем до будущего мертвяка. Где общее построение должно было состояться.
Как мы не тормозили, а пришли конечно как всегда первыми. И еще пол часа дожидались кого-нить в раздумье - а туда ли мы ваабще притопали...
Наконец появился кто-то еще, и еще через пол часика все остальные таки пришли. И около часа вдоль дороги маневрировали, совершая командно какие-то балетные па...
Мимо строя, мешая всем, тем временем нарезал заблудившийся в этих местах со времен Вьетнама амерекосовский джип Милитари Полисов... Впрочем на него никто не глядел пристально с изумлением. Ну приведение, ну и что? В наших лесах и не такое встречается... Вот если б лесник пришел. А тут, какие-то американские военные копы... Глюк однозначно...
Затем конкретно привалил Рыбак, за которым адъютант тащил его легендарное раскладное кресло. И собрал всех Паханов на сходку.
Кто-то чего-то объявил, тихим голосом... И под дружные вопли Олл-Мас
- Чаво?!
- Куда?!
- Ась?
- А что он сказал?
- А вгрызло?
Сезон стало быть, стал считаться открытым.
Командыры-Паханы оповестили пацанов и пацанок, что мол счас перед вами проведут объекты охоты или типа ИХ...
И провели...
Кого там только не было. И какие то душманы в халатах, и вьетконговцы, и черт знает кто, похожие на черт знает что, четко опознали только уже знакомую по прошлым тусовкам МП и Оливу... прямо бальзам на душу (а лучше в водявку, и в желудок), ну хоть кого нить, точно запомним...
ОЛЛ-МАСС дружно возроптало...
- Ой мля, да сколько же их?!
- Братва, это ж половцы!!!
- Пацаны это подстава!
- Братья не ссать! Их просто кругами вокруг нас водють...
Последняя гипотеза, как наиболее благоприятная, была принята за рабочую.
Как мы ошибались...

Повременка.
15:30. 02.05.2004

Пришли взад.
Ну не в ЗАД конечно, а на свой Бункерный комплекс. Базу номер ОДЫН.
Свалили манатки в кучу посреди бункеров и, бегая туда-сюда, ждали начала. Я походил кругами, посчитал явившихся, и закралось мне какое-то подозрение, что кто-то куда-то по дороге с построения свалил однозначно!
Видно смекнув, что при такой кодле оппонентов можно и сладкого лишится и не сладкого тоже. А медведи шестилаповые и сами как-нибудь.
Короче, два окопчика пустовало. И в разведку и в рейд пришлось отправить половину тех сил что планировалось вначале.
Начали размещать по периметру то, что есть.
В третьем окопе прямо на сыром песке, сидел бледный, одинокий и нахохлившийся Ульв. В обнимку со своей винтовкой. Вид у него был очень убитый, и очень одинокий. Он тихонько раскачивался шепча себе под нос.
- Вчера, ничего не помню, ничего не помню... вчера... ничего не помню...
Судя по следу от приклада под глазом, он видать нарвался на МП или еще чего похуже (ну типа РЭТа там, или... лучше даже не думать)...
Все его сторонились и обходили стороной. Я от жалости приволок ему свою пенку. Ну всякое ведь бывает. Но это ведь не повод терять бойца через отморожение попы еще перед боем?
И что характерно, когда я подошел к нему, чтоб поделится пивом, которым меня угостили, он сглотнул, отвернулся... и отказался от пива.
Мне стало страшно... Господи... До чего довели человека (не иначе у МП их коньячный спирт с пьяну стянуть пытался)...
Подумав о таком, всерьез обеспокоенный начал гонять своих.
- Пацаны! Алярм! Терзают меня смутные сомнения!
Если у МП кто пытался свиснуть спирт - то они точно озвереют... И тогда жди пару сотен яиц в упаковке из ХБ расфасованных по два...
Из крайнего окопа высовывается перепачканная зеленым, коричневым и черным рожа:
- Пацаны, а что случилось?
Пацаны и пацанки обернувшись дружно рявкают:
- Спи !

16:25. 02.05.2004
От дороги разделявшей полигон на две части принадлежавших Стороне-А и Стороне-Б, наша северная база была ближе чем у Бундеса.
И атаку можно было ожидать с минуты на минуту.
Сомнения меня не обманули. Как в воду глядел, только в бункере прокричали что чай готов, наша разведка напоролась на вражескую разведку, и хоть тут же получила подкрепление, всех перебить не удалось. А раз кто-то ушел, значит наше местоположение раскрыто. И у нас появились первые потери. И крупные неприятности на пороге.
Особо добавляла оптимизма мысль, что точно ведь кто-то там, подумает, что Бундес трясти без понтов. У Мужика не забалуешь, да и шнапс ихний - не водка, не спирт и даже не самогон, а так... А чисто Хонор, что мол мы Бундесов порубали, в кружку не нальешь.
А у меня мало того что сборная солянка, а не отряд, да еще наверняка цистерна коньячного спирта, которую Ульв тиснул у МП... (МП ведь вовек не сознается что их обули, а по вчерашнему состоянию этого парубка было похоже, что он своего добился...).
Короче, МЫ ПОПАЛИ и догадывались об этом только я и мой спинной хребет. А ему я склонен доверять - он ближе к моему телу...
Как подтверждение тому в рации, висящей на поясе зазвучал доклад...
- Разведка заметила противника на северном направлении, около четырех человек... Бегу к Медвежьему бункеру от Альянса, у которых в то время стоял. Мне показывают, где примерно заметили движение. Высылаем группу накрыть разведчиков. В рации матершина и голос командира разведки: - Их тут человек сорок, разворачиваются в цепь правее!
И на дорогу семимильными скачками выскакивает Дерк и его группа. Отзываем перехватчиков и юркаем по щелям и окопам...
Противник решил взять правее. С права от просеки, среди деревьев замелькали передвигающиеся цепями бойцы. И послышался дружный рев атакующих.
Штурмующие идут цепями, подбадривая себя криками. Их силуэты все ближе.
Так же цепями они и дружно легли на растяжках.
Сапер в бункере громко в слух считает подорванные линии.
Бум.
- Первая.
- ...Пехотааааа...
Бумммм.
- Вторая.
- Ааааааа...
Бумммм.
- Третья.
Кто-то в бункере обиженно вопит.
- Сапер, твою через коромысло! Оставь хоть парочку нам стрельнуть!
По тем, кто не наловил гороха от растяжек, с двух периферийных бункеров открывают огонь.
Тот, кто смотрит в бинокль и сообщает, что это были Кактусы.
Из крайнего окопа высовывается перепачканная зеленым, коричневым и черным рожа:
- Пацаны, а что случилось?
Пацаны и пацанки обернувшись дружно рявкают:
- Спи !
Атака отбита. Сапер, весь светящийся и от удовольствия потирающий руки, берет прикрытие и идет восстанавливать растяжки. Сообщаю по рации Мужику об отбитой атаке. И вообще делаю это почти каждый раз, особо когда потери противника превышают десять - двадцать человек.

Через некоторое время саперов начинают обстреливать. Подошла следующая группа вражеской разведки, опять ищущая у нас бункера Бундесов.

Саперы отошли под прикрытием дежурного взвода.

Теперь противник берет правее и ближе к дороге. Но группа небольшая, и почти вся гибнет на растяжках и под огнем корректируемым Пашей Малым.
Паша сидит в "вьетнамской яме" в лесочке у дороги. И противник ползает практически ему по голове.

Его "яму" так и не обнаружили за всю игру. О качестве маскировки говорит уже то, что даже наши бойцы пойдя по нужде, пару раз пытались поставить мины прямо на его укрытие.

Про чай.
Чай на войне, прожектора направленного на состав-бензовоз рядом с составом руженным боезапасом при бомбежке.
Я своим так и сказал:
- кто будет чай ставить: Убью, лично... Кофе пейте паразиты...
Кстати, я сам раза 4 ставил котелок воды. Только закипает, шипит рация. Питон на связь.
Выскакиваю из бункера, а то она ж хрен брала в бункере, чтоб поговорить приходилось вылазать наружу под обстрел и метаться по пятачку меж бункеров уворачиваясь от шаров в поиске того места, где у нее прием уверенней. А уж как выскочил, то я кому-то нужен, то они мне...
Возвращаюсь - котелок снова почти кипит...
Итак раза четыре. Пока не догадался поставить бойца с приводом над ним и строгим приказом как вскипит - кружку одну мне. Но надо сказать, что и ее все равно пару раз выпивали. Так вот стоило поставить ЧАЙ, как тут же приползала Олива или МП. Или еще кто, но много и шумно, и так без конца. Только чай закипает, гости ломятся в дверь.
Причем неважно кто ставил ЧАЙ, Медведи, Лоси, Грау Скорпиены, или еще хто.
Так что ЧАЙ... в следующий раз приказом по бункеру весь до крошки Бундесам сдадим, - они жаловались, что их мало штурмуют...

Первый караван.
Зашел в бункер, и поставил котелок воды на горелку.
Тут же вякает рация. Мужик вызывает на связь...
Выскакиваю наружу и бегаю, пытаясь поймать связь. Когда это удается, поймать связь, Выясняется, пришло время пускать первый караван...
Путем многократных переспрашивании и определения Мужиком того, откуда я появился на свет, уясняю, что он пойдет от нас.
Приказано готовить ящики для груза. Но так как у конкретно пацанов нету ящиков, а только туева куча мешков, говорю людям чтоб нашли три дрына и привязали к ним мешки с песком...

Минут через двадцать снова вызывает Мужик и сообщает, что сопровождение для каравана вышло. Засекаю время.
Сопровождение было в пути сорок пять минут.
С пацанами из Хранцузов, Англизов, Харьков и еще кого-то типа марсиан, увешенными стволами и волынами пришел Дасти.
Хлопаем друг дружку по плечам. Спрашиваю, кто старший в группе, Дасти крутит головой, и мы порешаем, что такому хонорабельному пацану сам бог велел попальцевать с прикупом...
Дасти тут же находит добровольцев на предмет тащить прикуп. Тех, кто не слишком неуверен, он ли доброволец, немного пинают и они, конечно, сразу об этом вспоминают.
А в это время народ надрывается пятнадцать минут, оглашая окрестности воплями:
- С базы номер один, на базу номер два выходит караван...
Кто-то из пацанов разбуженный шумом спрашивает, не проще ли было это все объявлять по рации, ну или по мобиле чтоль.
Его слегка кантуют. Кто-то из дотошных, на всякий случай смотрит в распечатанные правила игры.
- Слышь пацаны, и правда по рации надо спикать...
Его тоже до кучи немного кантуют. Затем у пацанов возникает небольшой спор, на каком языке объявлять, ведь типа теперь принято об выходе поезда на разных спикать...
В сценарии игры про это не слова...
Дотошливого читателя еще немного кантуют для порядку. И порешают спикать на том, кто что знает. И уже с меньшим энтузиазмом еще пятнадцать минут орут в три или четыре разные рации... Причем кто-то из Устриц орет по французки, из Паршей по английски. Пытались найти китайца или вьетнамца на худой конец... Но видно они по перемерзли в этих местах за долгую Русскую зиму.
Охрипнув и оглохнув от дружного рева решают, что пожалуй еще надо пальнуть по джипу стоящему недалеко на опушке. Мол пусть еще и сигнализация проорет, по завывает.
Женька ФЕС резонно замечает, что не стоит. Ему жалко джип, джип очень на его похож...
И номера прямо как у него и цвет, и колпаки.
Народ слегка разделяется во мнениях. Лошадным жалко машину, безлошадным, что не будет сирены.
К спорщикам подходит Сапер. Предлагает тогда его рвануть... Но тут ФЕС наконец соображает, что это и есть его собственно джип. И говорит Саперу, что если тот "рванет", обратно домой, сам свои мешки и ящики потащит...
Сапер огорченно сплевывает, пожимает плечами. Мол нет, так нет... И со словами:
- Ну, раз не надо, тогда пойду растяжку жахну...
Отваливает от спорящих. Через минуту на его растяжке свой же снайпер ловит жменю гороха, не смотря на предупреждающие крики Лосей по рации...
- Туда не ходи, сюда ходи, сапер в тоска, растяжку чпокат будэт!!!
К счастью опять гукает рация связи меж базами и по ней ядовитым голосом интересуется Мужик:
- Ну, и где ваш долбанный караван бродит, о котором весь лес уже от белок до клопов знает? Мы его два часа как ждем!
Гоним пинками развлекающихся пацанов с базы. И у дальних окопов сразу же поднимается стрельба. Видно все же наконец кто-то понял, что караван таки решил выйти с базы.

Через часок Мужик перезванивает, по рации ессно, что караван прибыл. По меж-связи объявляем всей базе:
- Первый Прошел!!!
Радостные вопли народа спугивают лесную живность, пяток ворон, парочку снайперов, разведку стороны Бе, как всегда ищущую у нас базу Флектарна, и кого-то ползающего в кустах...
Из крайнего окопа высовывается перепачканная зеленым, коричневым и черным рожа - Пацаны, а что случилось?
Пацаны и пацанки обернувшись, дружно рявкают:
- Спи!

В промежутке меж двух караванов еще приходили всякие ходоки. Мы насыпали им белого, они насыпали нам тоже, но меньше. Так что как приходили, так и уходили. А уж по кустам ползали все кому не лень.

Пацаны постоянно ходили смотреть, что они там ищут. Грибов там точно не было. Яму Паши Малого мы и сами порой найти не могли, да и не знал о ней никто кроме нас. Посему кроме прошлогодних прелых колючек, ломаных палок, елок и растяжек Сапера, там ни фига не было. А уж База Бундесов, была вообще километром южнее. На том же месте, где и в прошлые годы. Странно все это.
Начинает быстро смеркаться.
В крайнем окопе громко чавкает поздним ужином перепачканная зеленым, коричневым и черным рожа. И при этом еще чем-то утробно булькает. Впечатление такое, что рядом работает нефтеперекачивающий насос.

НОЧЬ
23:30. 02.05.2004

Темнеет как-то сразу... Что темно, понимаю уже только потому, что в окопе на кого-то наступаю не из за того, что шатает, а так как ни хрена не вижу...
Есть желающие уйти спать в Жилой Лагерь. Обхожу позиции. Спрашиваю, кто остается и кто уходит. Все же это игра, а не реальный бой. Влажный холодный песок высасывает тепло из тела. В окопах как на леднике. Никого не порицаю и не уговариваю. Но обычно после моих слов о том, что нас осталось мало, люди сами принимают решение остаться.
Кто-то может не согласится с логикой моих поступков или решений. Но я видал много командиров за свою жизнь. Можно, надрывать глотку раздавая приказания, можно расстреливать через одного, а можно просто дать понять людям насколько они нужны здесь и сейчас...
Обойдя лагерь, сообщаю итоги Алексу Медведю. Тот морщится. И тоже идет к окопам. Через пять минут сообщает мне, что те, кто в окопах остаются. Киваю. А, вот я не знал, я-то постоянно обхожу периферийные окопы, следя за тем, как там люди.
Будем воевать с тем, что есть. Никто не обещал, что все будет так, как в книжках, когда спереди эшелонированная оборона а в тылу пара полков резерва.
Я и Мужика-то не дергаю насчет подкреплений, поскольку даже бегом, без стычек по пути оно прибудет только минут через тридцать.

Иду в бункер глотнуть горячего. Рация на столбе нежно всхрюкнула и отказалась со мной говорить. Где-то часов 10 она прожужжала... И вот абздец. Звоним, как все нормальные правильные пацаны, по мобиле.
Ну и к лучшему, а то она хрен брала в бункере - чтоб поговорить приходилось вылазить наружу под обстрел и метаться по пятачку меж бункеров, уворачиваясь от шаров в поиске того места, где у нее прием уверенней иначе большинство разговора сводилось к мату на нее и состояло из фраз типа:
- Мужик пшшшшшшш
- Повторите не понял
- А тя пшшшшшшш
- Повторите не понял
- Мужик - питоппшшшшшш
- Повторите не понял
- Мужик Питону, караван пшшшшшшшш

ПапаМишка орет чтоб гасили к Е..не Фене костры, горящие прямо за бункерами...
Все погружается в непроглядную тьму. И тут, из-за тучек-вонючек вылазит луна.
Блин... Светит как прожектор. Пацанская такая луна, свечей на тысщу. От крайнего окопа вижу, что она подсветила амбразуры, лезу внутрь и ставлю чьи-то мешки сзади окопа внутри бункера чтоб бойницы не проглядывались...

Кое-кто из противников удивлялся, почему под конец ночи на нашей базе видны были костры. У Флектарна была полная светомаскировка и запрет на разведение костров...
Типа - То-то они такие злые в 5 утра к кострам Оливы рвались...
У нас по началу тоже была полная светомаскировка и запрет на разведение костров...
Но блин... Когда в бункер пришли греться личности сливающиеся цветом лица со своей формой... Пришлось идти на риск...
К тому же, еще днем разведка доложила:
- В местах, где проходили разведывательные группы противника, есть участки, где они стояли долго, видно это по следам, там разведчики топтались на месте... Предположительно рассматривали базу в оптику и снимали точки на GPS, так как места остановок на незакрытом деревьями месте...

Мир без справедливости.
Группа, ушедшая в рейд, оставила в окопе двух бойцов. В очередной раз обходя комплекс, заглядываю под навес.
- Эй, есть кто живой?
Из темной дыры окопа доносятся какие-то скрежещущие и леденящие душу звуки...
Затем из мрака появляется расплывающуюся от вибрации тень.
- Йессссссстттть
- Гхм, пацаны, вам точно ничего не надо?
- Нннннет, нннашшшши вернутттся...
- Ну вы это, может вам пеночку тае, ваыдать, или хлебнуть чего?
- Нннет сссспааасиббба...Мы тттак...
- Ну так - так так...
Отхожу к Грей Скорпам из Питера, гнездящимся в окопе по соседству, все еще оглядываясь на темный лаз.
Прошу ребят приглядеть за зимовщиками... Питерцы говорят, что приглядят и клацают затворами.
Угощают меня выпивкой, пару минут трындим о своем пацанском. О любви, тракторах, об открытии в Питере.
Немного успокоенный иду к Лосям. Лоси как всегда пытаются поставить чай. Смекаю, что раз у них дело к чаю, то и до атаки очередной не долго. Вкратце переплевываем события и обстановку. Разбегаемся.
Пару раз еще бывал в тех местах. В блиндаже было все также темно и с виду пусто.
Порой из темноты доносились ваапще жуткие нечеловечески звуки... Подходить расхотелось. Я не трус. Но жить хотелось... Может и до сих пор сидят там, у бойницы, две хладные тени, пугая проходящих скрежетом заледенелых зубов и выстрелами на звук шагов. И ждут своих...

23:40. 02.05.2004
Третий караван...

С наступлением ночи две группы пацанов решают идти в жилой лагерь спать. Я не капли не упрекаю их. Мы знали на что идем, и знали, что не все останутся с нами... Единственная просьба к ним - идти с караваном до Бундеса, и только оттуда в жилой лагерь.
Вот так, с каждым караваном нас становится все меньше...
Начинаем растягивать "оборону"... Из одного окопа часть бойцов переходит в другой, оставленный соседями... И так по кругу.
Еще раз обхожу оборону. По рации снова даю объявление:
- Все кто может выделите людей для проводки каравана...
Команды уже серьезно не укомплектованы, но отказов нет, хотя бы одного человека, но дают...
Караван строится, носильщики подхватывают мешки. И сразу на выходе попадает под обстрел...
Бойцы присаживаются, а головная группа пытается прощупать дорогу. С крайних окопов бьют очереди поверх и вдоль каравана никто не видит противника но все ведут плотный отсекающий огонь по всему, что только даже может шевелится.
Не могу понять по докладам, где противник, впечатление, что крайние точки комплекса в перестрелке с караваном. Рискуя словить шар, бегу ближе к каравану и кричу, чтоб караван уходил к е..ни маме...
Переполох, как позже выяснилось, подняли всего два бойца противника обползшие базу и блокировавшие дорогу...
Один из них был почти под окопами, что и вызвало неразбериху с определением цели и чуть не стоило нам большей части каравана, так как эти двое, если бы не поторопились, вырезали бы половину его состава так и оставшись незамеченными...
Позже, уже после игры, я говорил с тем человеком кто был под окопами.
Он жаловался, что из каравана никто не ушел, а мы мол стреляли с двадцати - пятнадцати метров... Все может быть... Но, я не склонен винить бойцов шедших в том караване.
Кто-то уходил, просто не зажигая сразу красный фонарь, чтоб не демаскировать остающихся. Их могли не заметить. Наши оборонявшие Бункерный Комплекс бойцы, обычно были очень корректны. На моих глазах уходили в мертвяк, получившие рикошет от деревьев. Притом, даже когда им об этом говорили...
Но в любом случае побольше бы таких врагов, не в том смысле, что которые вроде не попадают, а в том, что доставляют такое вот удовольствие своей грамотной игрой...

У меня лично было несколько случаев, когда кто-то из оппонентов, мог подумать что попал в маклауда...
Сижу курю, дожидаясь когда закипит котелок. И тут тревога. Выскакиваю в окоп бункера, к бойнице. Еще никого не видя точно, и ориентируясь больше по возгласам напарников даю длинную очередь. Отпустив курок четко слышу специфичный звук попадания в плекс и моя М-ка дергается в руках. А ведь только перед игрой вырезал защиту на коллиматор из старых очков. Кричу - снайпер...
И тут мое внимание привлекает огонек сигареты тлеющий у меня под носом. Выплевываю ее со скоростью сто тридцатого тюнинга и матерюсь. Это же надо быть таким ламером, чтоб высвечивать себя в амбразуре сигаретой!?
В тот раз пронесло...
Или второй смешной случай: Захожу в бункер. Положил каску на мешок с песком, что за окопом в бункере и присел, пытаясь отдышатся. Чувствую, что за шиворот начинает сыпаться песок. Поднимаю глаза сыплется из под мешка на котором лежит каска. Думал это от дрожи, что создавал работавший дизель-генератор. Через пару минут, уже уходя из бункера, выйдя в окоп беру каску и вижу в мешке под ней несколько вмятин от шаров. На против - амбразура, видимо кто-то увидел в амбразуре бункера силуэт и долбил по маклаудуююю Надо сказать кучно довольно.

00:30. 03.05.2004
Вражеская разведка и диверсионные группы все ближе прикрываясь темнотой подходят к окопам. Двоих человек замечают уже практически в трех метрах перед окопом, когда их высветил проезжавший мимо автомобиль туристов. Это было полной неожиданностью. Как для подползавших, так и для Парашютистов и сборной Самары-Тольятти. Они уже невменяемые от холода в бункере с двумя стволами на троих и грелись спиртом, когда фары высветили крадущихся бойцов.
После этого случая, все стали палить на любой шорох.

Наиболее критический момент ночи.

Бывало очень страшно...


Сменили замерзших в своем открытом окопе парашютистов.
На их место пошли Медведи из поредевших взвода Сапера и Первого пехотного.
Ставлю котелок и пою людей горячим кофе, заставляя перед первым глотком кофе, каждого сделать глоток Горилки. Чтоб люди не ждали следующую кружку, говорю, чтоб пускали ее по кругу.
Один из бойцов завернутый в плащ-палатку, сделав пару глотков, моментально отключается. Накрываю его пенкой и чьим-то спальником. Как вскипает следующий котелок, уже наливаю индивидуально. Кто-то жалуется на промокшие ноги, лезу в рюкзак за прихваченными для такого случая запасными стельками и носками. Стельки человек берет.
Еще раз предупреждаю, чтоб ноги ставили на пенку. Греться, так греться.
Пару раз поднимается тревога и бойцы выбегают в окоп. Пара из них там и о стается дежурить. И вот в один из моментов, когда послышался шум, хватаю автомат и выхожу проверить, что стряслось.
Первое, что вижу, входя в жилую зону, кто-то чужой в проходе. Автомат стволом в пол, вроде не агрессивен. На всякий случай держа его под прицелом, жду объяснений. Уже бывало, что приводили супостатов погреться. За спиной чужака в проходе, кто-то из парашютистов.
И тут, он сообщает, что мы все убиты.
- Пиф-паф, вы все убиты, где флаг?
Немного опешив от наглости заявления, пытаюсь пояснить, что он не прав. Не буду приводить разговор дословно. Но так как времени на рассуждения и споры нет. Решаю спор следующим образом.
- Четверо моих, и ты, выходят... Время в бункере потекло на секунды. Кричу в рацию Саперу (рация алинка, по которой шла связь со всеми командами была не у меня тогда, у меня была наша межмедвежья и сотовый)..
- На бункер совершено нападение. Флаг, защитить любой ценой!
Сам бросаюсь в окоп, рядом с бункером, чей-то крик
- там еще кто-то есть!
и выстрелы...
Времени выяснять кто и где в суете начавшегося боя, просто нет. Выглядываю в бойницу на территорию базы. По мне кто-то тут же стреляет, но успеваю увидеть мельком через бойницу, сколько наших убитых идет от окопов и скапливается на дороге... Слишком много для того количества, что нас оставалось... Только перед этим ушел караван, на базе народа осталось в обрез.
Стреляю по тени мелькнувшей в проходе. И в это время начинает вибрировать сотовый.
Толком не помню, что отвечаю Мужику.
Уже позже мне расскажут, что у Мужика выслушавшего, что я ему ответил - было очень странное лицо.
Сам прорываюсь к выходу в надежде добраться до рации общей связи.
Меня кладут уже выскочившего из бункера.
Быстро лезу обратно в бункер за фонарем, по пути ору в голос, что идет убитый. Помогает мало, огребаю от всех. И от своих, и от чужих. Куртку, что была на мне нахожу втоптанной в песок отнюдь не в том проходе по которому выскакивал. Фонаря с фильтром тоже нет, беру тот что нахожу. Перешагивая через кого-то из парашютистов, ухожу.
Кругом неразбериха выстрелы по всей базе. С облегчением вижу Сапера кого-то выметающего шарами с площадки у флага. Значит услышал, а на Сапера можно положится всегда. Если станет совсем грустно, он жахнет...
Иду к дороге, где стоит мертвяк. Ребята спорят на предмет правомерности убиения. Обрываю споры и связываюсь с Мужиком. Понимая, что иду в общем-то вопреки правилам, поскольку на данный момент мертв. Но Мужик в данный момент не только командир альянса стороны А, но и представитель администрации игры.
Коротко докладываю, что есть подозрения в правомерности убиения ряда людей.
И ставлю вопрос идти в мертвяк, или разбираться. Мужик отвечает:
- В мертвяк.
Вспыхивают прожектора над нашим бункером. Отдаю кому-то сотовый для связи с Мужиком, чтоб отдал Саперу. Сапер - единственный командир отделения из Медведей, оставшийся в живых на базе.
Тороплю своих зомби, быстрей дойдем - быстрей вернемся.
Я тогда не знал, что половину наших мертвых вернули ЛОСИ, разрулив конфликт, что у них тоже возник. И очень перенервничал. Руки тряслись, пока кто-то не дал хлебнуть коньяку.
Это действительно был очень критический момент обороны. Если бы у нападавших было больше сил и лучше организована атака, они воспользовавшись возникшими обстоятельствами, имели шанс взять базу.
Шарю по карманам. Когда выпрыгнул в окоп и за рывок до выхода почти все растерял. Нет ни рации, ни красной тряпки, куда-то слетел набедренный магазин, очень болит ушибленная где-то рука...

Шагаем в мертвяк. Кто-то, перепачканный зеленым, коричневым и черным, гундит сзаду
- Пацаны, а что случилось?
Пацаны, обернувшись дружно рявкают
- Шагай !
Понемногу улучшается настроение. Люди на ходу хоть немного согреваются.
Уже по пути к мертвяку присоединяется еще кто-то из медведей.
Лес полон жизни. Кто-то куда-то ползет.
По сторонам дороги постоянно кто-то сопит и бдит. То свои, то чужие. Пару раз нас пробуют отправить повторно в мертвяк. Поэтому периодически покрикиваем:
Мертвые идут!
Только охранение базы Бундесов, заслышав мои завывания сразу опознает:
- Питон, ты что ль?
- Нет, это моя тень...
- Тогда проходи...

В самом мертвяке все очень демократично.
Выслушиваем от Оливы слезную историю, как их штурмовой отряд, который шел прессовать базу Бундеса, выкосили в засаде.
Олива шла двумя колоннами по колеям дороги.
И вдруг команда "замри!". Неожиданно включаются фонари и по колонне хлещут длинные очереди трассеров. Взрывы. От неожиданности у кого-то в руках рвутся собственные гранаты.
Буквально за минуту выкашивают практически всех. Включая охранение и разведку.
Крики смолкают и на дороге тишина...
Мы переглядываемся, прикидываем время и сообщаем, что это был наш караван, а не засада. Олива в шоке.
Я и Дерк, имеющие бронники и каски, можем уйти и раньше, но ждем остальных. Поскольку вдвоем можно и нарваться по пути до базы.

После этого случая у флагштока ставят часового, который открывает огонь даже на намек приближения к оному. Народ нервничает. Флагшток посреди базы и пописать приходится пробираться кругами.
По всему комплексу народ буквально звереет. Но зато на порядок возрастает бдительность.
Пароли меняются чаще. И людям подходящим к базе уже больше верят после личного опознания кем-то из своих, чем по паролю.
Лоси вернувшиеся с мертвяка по началу даже чуть не ушли обратно.
Ибо их несколько минут держат под прицелом и опознают свои же.
- А пароль у вас какой то староватый...
- Блин...мы с мертвяка... Свои мы... На камуфло посмотри... ВУДЛАНД!!!
- Камуфло вроде наше, но пятнышки какие то подозрительные... Может все ж стрельнем, пацаны?
- Да посвети фонарем-то!!!
- Гхм... Смотри-ка вудланд... Свои что ль?
- НЕТ ёёёёёё.... Олива переодевшаяся в вудланд...
- Похожи вроде, Эй из Лосей, ну-ка гляньте...
- Вроде наши...
- Конечно свои: ЛОСИ мы!!!
- Ну ладно проходи... Только это...
Возвращаюсь из мертвятника. Забираю у старшего по базе свой сотовый, на счету около сорока центов.
Народ на взводе. Сам стараюсь лишний раз не шляться мимо флагштока. Там Женька ФЕС, с полу прикрытыми глазами стоящий на посту, еще даже не видя человека, уже наводит на него ствол. И если не успеешь, пока его палец дергает курок опознать себя, то капут.

Утро.
Начали чирикать птички. Встало солнце, ласково осветив самые верхушки сосен и елей. Разведка, все еще ищущая на нашей базе бункера Бундесов, поползла гуще.
О войне думать не хотелось, так это было здорово. Солнце...
На встречу солнцу из подземелий комплекса потянулись хладные тела его защитников. Несмотря на непрекращающийся жиденький обстрел, тела выползали на солнечные пятна, к кострам, и затихали на развернутых пенках в ожидании атаки.
Кое-кто пытался разогреть, а кое кто и так угрызть смерзшийся паек. У флагштока встрепенулся и открыл один глаз стоящий на страже нахохленный Женька Фес.
Немного понервировал близлежащих. Поводил стволом туда сюда, и немного переместился на более освещенную солнцем сторону.
На завалинке возле Медвежьего бункера Сапер разложил на ревизию оставшиеся заряды, любовно их перебирая и вздыхая, что запалов-то ать-два и обчелся...
Лоси зароились гуще у входа в Лось-шанце и загремели чайником...

04:30. 03.05.2004
С направления, где гнездилась Олива постоянно доносились взрывы. Народ, вернувшийся из мертвяка, доложил, что их свои же плющат.
Олива неаккуратно проговорилась о больших запасах спиртного, и на поживу слетелись комары... С начала команда сосед, у которой кончилось, по ним атакой прошлась... Затем, как стемнело и запасы спиртного по уменьшились, Олива начала отбиваться от своего мертвяка. Трезво смекнув, что, чем больше мертвяка - тем больше живым выпить достанется...
Но на их беду озверевшие от такого расклада мертвые, проговорились о запасах спиртного, и больших теплых кострах замерзшим вусмерть, сидящим в темноте Бундесам. Те доложили Мужику. И Мужик дал своим добро.
Мол, сходите погреться в гости к жадинам...
Ну те и сходили... Короче, ПИТЬ Оливе больше просто было некогда... И те из них кто уже не мог прорваться через кольцо желающих дринькнуть, лезущих на их базу, шастало по полигону нарываясь на всех подряд и на всякие разные неприятности...

04:35. 03.05.2004
(Радио обмен Питон-Мужик):
- Сколько первая база может дать людей для Штурмовых операций?
- Извини, нет людей, все, кого мог дать, уже у тебя...
- Если найдешь кого, пускай идут сразу к бункерам оливы.
- У меня осталось мало людей.
- Сколько всего вас осталось...
(быстро пересчитываем по носам)
- 28 человек...
- Сколько у вас?
- 30...
- Конец связи.
- Конец связи...
Вот такие пироги. Двадцать восемь Панфиловцев...
На северном направлении практически все растяжки сняты противником. Половина приводов не пашет. Люди спят прямо у бойниц, так вымотаны постоянными атаками.

От окопов слышны удивленные голоса. Ребята сами не ожидали, что нас столько мало осталось. По чести я сам удивился, что тоже ошибся, по моим расчетам нас было около сорока. Забыл, что на первую просьбу о поддержке ушло восемь человек.
Шипит рация, и поступают свежие данные разведки, в нашу сторону движется противник, и много.
Сообщаю радостную весть людям, вместе с приказом набивать бункера.
Приказываю, если будет совсем туго, стягиваться к нашему бункеру и бункеру Лосей.
Спускаюсь в Медвежий бункер и полностью засыпаю бункерный магазин. На глаза попадается так и не выпитая до конца 0,5 горилки.
Еще раз обхожу позицию. Жиденько. Но народ остервенело матерясь проверяет оружие, раскладывает магазины поудобней.
Возвращаюсь в укрепление и несколько минут хожу вокруг недопитой бутылки с горилкой пытаясь придумать хоть что то, что спасет наши задницы. Наконец так и не придумав ничего, подхватываю ее и высовываюсь в окоп, в котором сидит Сапер.
- Саша глоток?
- Нет, не могу...
Пожав плечами, делаю небольшой глоток чтоб взбодрится.
- Саша, а жизнь налаживается!
Говорю это в общем-то вспомнив старый анекдот... И тут... Вижу в бойницу идущих мимо бойцов АНЭК.
По рации тут же подтверждение, что прибыло 10 человек АНЭК, но я и так уже сам вижу...
Помахивая бутылью, от радости только и могу сказать Саперу:
- Сань ты понял? Жизнь то налаживается!
Сапер устало махает на меня рукой. Бегу наверх из бункера и вижу еще четырех человек подходящих на базу... Наши, Медведи...
- Точно ведь, жизнь налаживается!
Ставлю недопитую бутыль Первача на мешки под Флагштоком, говоря тому, кто это видит.
- Мужики последний... Если и его отдадим, стыдно будет еще больше!
Из крайнего окопа высовывается перепачканная зеленым, коричневым и черным рожа - Пацаны, а что случилось?
Пацаны и пацанки обернувшись дружно рявкают:
- Спи !
Пытаемся уплотнить оборону. АНЭК жидко размазываем по сразу трем точкам. Но сам их приход укрепил уверенность, что все в норме, мы можем ЭТО сделать.

Последний караван.
Прикинув обстановку, запрашиваю добро на последний караван.
Кстати, на нашей базе, каждый проход каравана объявлялся. Прямо как в Звездных Войнах, огда с Татуина вырывались корабли повстанцев. Буквально
- Первый прошел!
- Второй прошел!
Все кто слышит и может, кричат ура...
Мы действительно радовались. Первое, это наш игровой успех. А второе, в караван уходили люди, и хотя на базе с каждым разом, их становилось меньше. Раз караван прошел, значит скоро вернется подкрепление.
Пошли утром. Примерно вписавшись в то окно, когда противник был занят "своими проблемами".
Шли бойцы только с 1й базы. Мужик не мог дать прикрытия, всех отправив на штурм чужих баз.
На базах осталось минимум людей...
Стою у флагштока и считаю подходящих. Медведи - четыре человека, Паратроперс один, Альянс трое, Лоси пять.
А надо набрать двадцать. О боковом прикрытии уже даже не думаю. Будем формировать из того, что есть. В ожидании последних бойцов, даем последнюю передачу о выходе каравана.
Как только окончили оглашать эфир воплями, командую выдвинуть передовое охранение.
Дальше командовать будут Лоси, идущие в основной группе, я ухожу правее, за мной сопит брат Сапера. Что это он, узнаю уже на пол пути, когда притормозили в елочках и была возможность рассмотреть, кто это чумазый мне в попу ствол упер.
Только ушел арьергард, на позиции стрельба. Караван выходит под аккомпонимент выстрелов.
Нервничаю, но решение принято. А на базе осталось, лучше не вспоминать сколько осталось людей. Скажем коротко, ОЧЕНЬ мало.
Пошли все, кто только мог выдержать пробежку туда и обратно, после бессонной ночи...
Мы шли медленно, и порой боковое охранение шло вплотную к грузу. Носильщики не раз шипели на боковое охранение, чтоб оно поторапливалось.
Я сам шел в правой группе, что шпарила сквозь елки, напрямки. Именно по этому кинул в бункере все, взяв только каску, бронник и М4 с бункером.
Когда дошли до второй базы, сил не было даже что-то говорить. Я так кого-то из встречавших Бундесов просто от избытка чувств по каске похлопал... Такими они родными показались. И от радости, что не надо сквозь елки больше ломится. На обратном пути уставшие люди растянулась... Приходилось напоминать, чтоб приводы держали не в землю. По большому счету нас могли принять на шары, очень запросто...
Спасибо ЛОСЯМ и шедшим в колонне. И тем бойцам, кто был в силах и не забывал, что мы в боевой зоне. Приятно было видеть, как те кто в силах, охраняли тех, кто просто передвигал ноги под весом привода тянущего вперед.
Мы никого не замочили, как караван, выкосивший штурмовую колонну Оливы ночью.
Мы просто ДОШЛИ и ВЕРНУЛИСЬ...
Поставив точку в выполнении задачи по проводке караванов.
Бойцы, которые шли в последнем караване, просто и сами не поняли какие они были молодцы! И наш расчет себя оправдал - мы прошли никого не встретив. Туда и обратно...
Кто-то шарился сзади, уже на подходе к Бундес-Базе, но видно просто не поверил, что мы так обнаглели.

Около двенадцати дня.
Нас пытается наморщить Олива. Хорошо пытается. Подошли в лоб с севера, там где растяжки не восстановлены.
Прямо по дороге и правее - самый слабый сектор. Отбиваем атаку с трудом. Людей мало. Привода клинит. После ночи на исходе аккумуляторы.
Каждый выбывающий боец обороны, как острый нож в сердце.
Не успеваем зачистить ползающих по перелеску остатных из оливы, доклад от разведки, то на дороге видели грузовик с пехотой.
Буквально через четверть часа после доклада, слышен шум мотора. Появляется Унимог с набитым оной пехотой кузовом. Он привез атакующих прямо почитай к базе. На наших глазах эти ребятки вылазят из него, и вальяжно прогуливаясь разсредотачиваются...
Вот тогда то, я и пожалел, что у нас только один забитый песком и не работающий Миними, а не спарка ДШК...
Впрочем не смотря на то, что нас мало мы дружно принимаем атакующих на шары. Люди на подъеме. Но я то вижу, атака стоила нам еще пять человек. Противник выбил повторно из окопа Парашютистов, мы его конечно вернули, но это уже сигнал. Унимог забрал трупняк и отвалил. Он проехал прямо мимо бункерного комплекса. Дав всем кто сидел в его кузове подробно рассмотреть из партера всю территорию базы. И то, сколько нас всего осталось.
Тут я искренне пожалел, что нет противотанковой гранаты...
Искренне скажу, мы ждали, что через час он их таким же макаром и обратно привезет. А наш трупняк, назад подтянулся бы при таком же раскладе только где-то часа через полтора-два. Но спасибо Бундесам, атакующим их базы, это моторизованное кладбище заняли в другом месте.
За эти пол дня до окончания игры, мы теряли окоп Парашютистов два раза. Сначала окоп паратроперов был Оливой захвачен, отбит, захвачен Морпехами и отбит снова.
В этом окопе пересидела масса народа за ночь и потерю окопа Парашютистов, все воспринимали как личную обиду. Тут же начинали полировать шарами, тех кто тудыть с перепугу набивался со всех направлений... С бункера медведей, с окопа саперов, с центрального направления от бункера Лосей.
По захваченному "окопчику: работала вся тяжелая артиллерия. Два снайпера Лосей, они за эти утро и пол дня, все шары расстреляли, особо на Морпехов потратились. Как минимум три сто двадцатых, один или два сто сороковых. Что у остальных пацанов было, не помню.
За эти атаки мы расстреляли боезапаса больше, чем за сутки игры до этого. Нас было мало и мы просто вынуждены были компенсировать потерянную численность высокой плотностью огня.
После одной из атак кто-то выйдя из бункера восклицает:
- Два пакета шаров и два аккума!
Я сам расстрелял два больших бункера и сменил три привода. Спасибо ребятам ушедшим спать и оставившим свои стволы в бункере. Так как некогда было чистить забитые песком приводы во время атак. В суете боя сам часто не замечаешь, когда перескакивая от бойницы к бойнице цепанешь стволом о песок.
Пакеты с шарами из Общака валяются прямо на бруствере между бойниц. Никогда еще пацаны, так белым не разбрасывались.

Снайперское прикрытие.
Снайперы были у Лосей. И за всю игру о них только самые положительные отзывы. Выступали по первой просьбе. Во время атаки Морской Пехоты они отличились особенно. Под конец игры кто-то из них смотрит в прицел, и с огромным сожалением и вздыхает.
- Нет шаров... Ну, ни одного нет...

Конец игры.
Пол второго разрешаю паковаться, но при этом, чтоб кто-то был у бойниц. Нас опять осталось около тридцати человек. Давно ушли спать и Алекс Медведь, Малой, еще несколько ребят, кое-кто убит в последние атаки. Самое время для решительного штурма.
До последней минуты ждем активности противника. Смотрю на часы. Время.
Начало игры было в три, могли ведь и продлить... На всякий случай звоню Мужику и запрашиваю приказа о окончании игры.
Услышав от Мужика заветные слова, объявляю всей базе:
- Игра окончена, поздравляю всех с победой!

Жиденькие крики "ура!" Люди очень устали. Но все довольны.
Кто-то вылезает на солнышко и прямо так, ничего не подстилая, падает поспать. Кто-то делится впечатлениями, кто-то обнимается.
Медведи бредут к лагерю, готовится к построению.
Спускаю три флага заработанные нашей базой и позволяю себе вольность допить то, что было поставлено под флагшток.
Игра окончена. Я больше не командир базы.
Из крайнего окопа высовывается перепачканная зеленым, коричневым и черным рожа:
- Пацаны, а что случилось?
Пацаны и пацанки обернувшись дружно рявкают
- Все, отвоевались, Спи !
Рожа блаженно вздохнув вырубается на солнечном пятачке...

На построение решаем ехать на машинах. Все настолько устали, что боимся, идя туда пешком, опоздать. В первой машине везут наш стяг. На него креплю три заработанных нашей базой игровых флага.
Сначала хотел отдать всем командам комплекса по флагу, но их больше, чем флагов, и думаю, они простили нам эту вольность
. Во второй машине, перебирая музыку, нашли среди прочих песню со словами - Аргентина Ямайка пять-ноль.
И колонна подъезжает на построение под грохочущий на все наличные аккомпонимент из слов:
- Какая боль, какая боль - Аргентина ямайка пять ноль...
Это намек на флаги заработанные караванами.
Построение. Как и обычно, кто-то чего-то объявил, тихим голосом.
И под дружные вопли Олл-Мас:
- Чаво?!
- Куда?!
- Ась?
- А что он сказал?
- А вгрызло?
Сезон стало быть, стал считаться напрочь открытым. А, первая игра сезона, состоявшейся.

Все довольны, даже эта, перепачканная зеленым, коричневым и черным рожа, которой все соседи пытаются наконец объяснить, что случилось.